По течению Белой

По течению Белой

«Это что кони? Нет, скорее всего, коровы. Обычные коровы, откуда кони-то»,- гадали мы, разглядывая приближающиеся силуэты четвероногих животных. При ближайшем рассмотрении «коровы» оказались самыми настоящими конями и, прежде чем, я успела дотянуться до фотоаппарата, их будто сдуло порывом степного ветра. Кони-призраки! Башкирия удивляла и  интриговала.

Прошедший 2018-й  стал для меня годом открытия Урала. Точнее, южной его части. С «Таганая» начала свой личный новый год. И да, это был, пожалуй, мой самый необычный день рождения! Впрочем, о некоторых моментах того пятидневного трипа я писала здесь. Продолжить изучение Урала было решено на длинных ноябрьских праздниках. В планах был Большой Иремель, но прогноз погоды внес свои коррективы. Восхождение на вторую по высоте вершину Южного Урала было решено отложить до лучших времен, зато вылупилась и расправила крылья  давняя мечта — посетить загадочную Капову пещеру и заодно посмотреть Башкирию. Поэтому вечером в пятницу, закончив рабочий день, и наспех, покидав в машину еду, походное снаряжение и  наборы одежды на осень и, возможно, наступившую в тех местах зиму, взяли курс на Башкирию, в заповедник «Шульган-Таш».

Морфей застал нас уже в Башкирии. Вдоль трассы никаких приличных мест для сна не попадалось, поэтому пришлось сделать петлю, заглянув в городок со смешным названием  Мелеуз. Маленький город (чуть больше 50 тысяч население), но какой-то чрезвычайно опрятный и приветливый. Вечный огонь у памятника революции, главные достопримечательности  — возле администрации,  на площади   лозунги вселяющие оптимизма, а в окрестных полях  вместо озимых —  солнечные батареи.

А дальше путь лежал через горные перевалы. Трудности многокилометровой грунтовой дороги скрадывались пейзажами такой красоты, что не оставалось ничего другого, кроме как времени от времени останавливаться и щелкать затвором фотоаппарата, забывая дышать.

День первый ушел на знакомство с главной достопримечательностью заповедника «Шульган-Таш» -одноименной пещерой. Впрочем, есть у нее и второе название — Капова.  Да, конечно, я была в пещерах и раньше. Но эта, определенно, стоила того, чтобы ехать к ней сотни километров!

Она не просто большая, она — ОГРОМНАЯ!
Милый маленький ночной монстрик)

В Каповой пещере есть все:  три этажа переходов и галерей, истории о диких кроманьонцах, проиллюстрированные охристыми рисунками смешных лошадок и мамонтов. А еще  леденящие кровь легенды о таинствах жертвоприношений (по одной из версий название пещеры происходит от слова «капище») , и огромный (под 30 метров в высоту) вход, который здесь справедливо называют порталом, и Голубое озеро, а еще шесть видов летучих мышей, круглые черви и еще какая-то  сумеречная живность.  Тихий тайный мир вечной ночи!

А еще там есть Оля Червяцова. Она — научный сотрудник заповедника «Шульган-Таш» и большой специалист по мироклимату пещер. Оля по-свойски зовет пещеру «Шульганка» и вообще умеет говорить о ней как о живом существе с тонким внутренним миром и особой «физиологией».

Хранительница пещеры- Оля Червяцова. Фото не мое-нашла в Гугле

Оля приютила нашу компанию на несколько ночей и за это время  внесла сумятицу в мою систему мировосприятия. Мы с ней принадлежим к одному поколению, но она совсем другая.  Она не ведет Инстаграм, не следит за каналами  бьюти-блоггеров и за распродажами в  ближайшем «Парк-Хаусе». Изо дня в день Оля ходит в пещеру, снимает показания многочисленных приборов, описывает и сравнивает замеры и как-то просто и буднично делает удивительные открытия. Добрая половина известных сейчас наскальных художеств — ее рук и зорких глаз дело.

Кроме  пещеры с рисунками первобытного человека в этом заповеднике настоящий культ пчелы. Она здесь особого вида-дикая бурзянская.  В местном музее  нам  показывали борти-домики,  которые строят этим насекомым,  рассказывали о добыче меда и много подробностей пчелиной жизни.

Так выглядят домики для диких пчел — борти.

Из особо удививших был следующий факт: зимой пчелы не спят, а греют матку. Они сбиваются вокруг нее в тугой шар и постоянно движутся. Пчелиная возня способна поднимать температуру внутри шара до 37 градусов. Обогревая матку пчелы внутри шара греются сами, а потом уступают место тем, кто на переферии. Эдакий постоянно движущийся сгусток тепла.  Впрочем, попробовать меда диких пчел нам не удалось — цена его отбивает охоту к дегустации)

День второй прошел под девизом — в горы! Безымянная вершина над Миндигуловской пещерой и неприступный (на первый взгляд) Большой амфитеатр над рекой Белой подарили виды, которые похоже еще долго будут сниться и вдохновлять. Да, и теперь мы знаем точно: нет гор на которые было бы невозможно подняться. А еще чем сложнее подъем –тем более захватывающими будут виды! Кажется, там, на вершине Амфитеатра,  мы на несколько часов просто растворились в окружающей красоте.

Нам как-то фантастически везло с погодой в эти дни. Самый невеселый месяц года радовал солнцем, теплом и отсутствием осадков. Поэтому Адыгель, она же Белая, предстала во всей красе. Здесь, в Башкирии, ее именем называют гостиницы, города, хоккейные команды, электробритвы и бальзамы…. Побывав на ее берегах  становится очевидно: она прекрасна!  Ее воды в разных местах разные. С  графитово-серого меняют цвета на волшебно-бирюзовый и  дальше переходят почти в ультрамарин.  Конечно, Агидель не так широка как наша Волга, но назвать ее речкой не получится- характер чувствуется!

Особого очарования и самобытности Башкирии  добавляют многочисленные табуны лошадей в окрестностях реки. Ох, эти башкирские кони! Они как призраки: то появляются, удивленно разглядывая тебя, то исчезают, то снова появляются. Не видели тут лошадей? Среди них кобыла такая приметная, рыжая с белой звездочкой, – окликнул нас старый башкир.
— Видели!— дружно ответили мы. — Рыжие там были, а со звёздочкой нет.
— Нет, тогда не мои,  — грустно вздохнул хозяин коней и пошел искать своих «звездных» скакунов.

На третий день пришлось выйти к людям. Взяв курс в сторону дома решили  заглянуть в столицу Башкирии –Уфу. По дороге составляли свой топ-10 достопримечательностей Уфы. Под номером один был один круг на «Колесе обозрения». Это мой личный must-have:  всегда надо посмотреть на город сверху.

Дальше  доехали до мечети с милым названием «Ляля-Тюльпан». Очень изысканное сооружение! Заглянули к «Семи девушкам» в театральном сквере. Прогулялись мимо нового гостиного двора. Отыскали памятник кунице и посмотрели на «Мальчика с кураем».

Засобирались к Салавату  Юлаеву, но вспомнили о том, что в Уфе стоит единственный в мире пластиковый Ленин. Отыскали это творение дизайнерской мысли. Несмотря на несколько фривольную позу, Ильич производил впечатления вполне себе мраморного изваяния. И только постучав по носку ботинка утвердились в мысли, что он тот самый, пластиковый.

В финале нашего башкирского трипа заехали к Салавату Юлаеву.  Подумалось, что башкирский Степан Разин  стоит как-то неудачно. Давит масштабом народный герой и просматривается плохо. Кроме как ботинки да копыта коня мало что видно .

Уже на обратном пути, рассматривая фотографии вдруг поняла: Уфа хороша, но  вряд ли попадет в мой личный топ любимых городов. Не обаяла, заносчивая и холодная  красавица.  Хотя может виной всему было предзимье, когда даже городам сложно выглядеть тепло)

В планах на этот года — открытие Кавказа. Впрочем, все же придется завершить гештальт 2018-го года и сгонять на пару дней на Иремель. Эд Сысоев, спасибо за поддержку всех авантюр. При твоем участии мечты легко сбываются! Жене Котляровой и Ко — за много  много смеха, новые знакомства и  настроение легкости. 

1 574 просмотров

2 комментария

  • Какое славное путешествие! Виды потрясающие. «Простор такой, что душу ломит…» Неважно, что это Шукшин сказал про Алтай. 🙂

    • Я поняла, что в Башкирии есть все! И горы, и река, и степи, и истории, и люди … В общем надо будет вернуться, что бы сплавиться по Белой и посмотреть еще и с воды на все.

Оставить комментарий